Статья

Дек09

Британия и Феминизм

Только для Сестер и примкнувших Братьев по феминизму
(Если вы не с нами, то проходим мимо, товарищи, не задерживаемся, тут смотреть не на что. У вас, конечно,есть свобода слова, но у меня она тоже есть. У меня еще есть свобода редактировать свою ветку. Все животные равны, но некоторые равнее, у меня сегодня бытовой либерализм в отрицательной области.)

Тетки! Тут, смотрю, опять сторонники места женщины активизировались. Даже меня два разных независимых человеко-мужчины умудрились втянуть в дебаты. Ну мы ща на их дебаты своим дебатнем. Так что слушайте, сестры, и берите, что приглянулось, на вооружение.
1. «Раньше женщинам было лучше». В качестве аргумента приводятся «балы, красавицы, лакеи, юнкера» и прочий хруст французской булки, на худой конец веночкоплетение. Все это в попытке доказать, что раньше женщины не работали, а вот теперь, из-за феминизма, как дуры, на тракторе.
Большей чуши, товарищи-освобожденные женщины Востока и Запада, я в жизни своей не слышала. Потому что за исключением тончайшей прослойки из очень обеспеченных классов, всевозможной аристократии, где, к слову, не работали не только женщины, но и мужчины, все остальные женщины трудились, эту французскую булку обеспечивая. Она сама, знаете ли, не печется.
Единственное, что принес феминизм, это то, что на смену неструктурированному, дешевому, а часто и совсем не оплачиваемому труду пришел труд структурированный, с 9 до 5, и кое-как, но защищенные права работника.
Если это к тому, что, как говорила моя бабка, «лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным», то права она была. Но все никогда не станут супербогатыми, и большинство из нас будет работать, так или иначе, чтобы заработать себе на хлеб, масло и икру.
Работать «по хозяйству» ничем не лучше, чем трудиться на условного корпоративного монстра. На самом деле это значительно хуже. Условный монстр гарантирует, что у вас будет нормированный рабочий день, что ваши трудовые права будут защищены, что вы будете работать в безопасной окружении, а ваша работа будет оплачена. Никакая из этих гарантий не абсолютна, и мир не так лучезарен, как нам бы хотелось, но это значительный прогресс в сравнении с мытьем посуды и обслуживанием кого-то, кто, если повезет, даст денег «на булавки», а если не повезет, то и нет.
И да, от корпоративного монстра всегда можно уйти к другому монстру. Если вам предлагают лучшие условия или больше денег, вы просто меняете место работы. Вы никому до гроба ничего не должны. Вам тоже никто не должен, но с этим вы сами разберетесь, потому что, как показывает практика, единственный мужчина, с которым вы точно будет жить пока смерть не разлучит вас, это ваш кот. С остальными как получится. С наемной работой тоже как получится. Один риск не превышает другой.
А что же с подметанием, мытьем и стиркой? Так вот, тетки мои любезные, после внимательного осмотра себя и других представительниц моего пола, я не обнаружила у себя никакой части, которая специально ко всему этому подходит. Мужчины могут это делать ровно точно так же. Если этого никто не может делать, наймите специально обученного человека, и будьте ему ответственным (оплата, режим работы, отпуска, больничные и т.д.) работодателем. После того, как все приучатся за это платить – или, вне зависимости от гендерных особенностей, делать самим – тогда поговорим.
Нет, если вам нравится гладить носки, дело ваше. Может, у вас такое хобби. Мне вот нравится кабачки выращивать. Но навязывать свое хобби всем остальным не надо категорически.
2. «Бабы придумали харрассмент, и вообще, как же можно, чтобы он ей всего-то руку на колено положил, а его отовсюду поганной метлой прогнали».
Харассмент никогда о сексе, но всегда о власти и о том, как она может – и как она не может, не должна и не имеет право – быть использована. Если кому-то нужен секс, то бесплатно, или платно, он всегда доступен. К пристраиванию своего сучка в чужое дупло харассмент никакого отношения не имеет, потому что это о социальной пирамиде.
В случае типичного офисного харассмента мужчина, стоящий выше на социальной лестнице, либо требует услуг сексуального характера, либо, что тоже бывает, принимает их в обмен на блага, которые не он лично, но его служебное положение гарантирует.
Можно сколько угодно распинаться о том, насколько это унижает женщину – или человека, потому что далеко не все случаи харассмента это мужчина против женщины – и насколько это плохо, несправедливо, патриархально и т.д. Это не то, чтобы неправильные аргументы, но на них можно даже забить.
Харассмент – коррупция. Все. Конец. Харассмент ничем не отличается от «дать контракт не тому, кто предлагает лучшие условия, а своему приятелю» или «вымогать взятку за контракт», или даже «предоложить взятку в обмен на контракт». Тот факт, что взятка в случае харассмента дается не деньгами, а натурой, не важнен. По своей сути и природе это неразличимые явления.
Почему в любом относительно приличном офисе всех так бесит харассмент? Почему в любой большой конторе, от строительного бизнеса до кино, любой вменяемый инвестор грозит уйти, если ему сейчас же, сию секунду, не покажут, как вот здесь, на этой площади, борятся с харассментом?
Да ровно по тем же самым причинам, по которым всех в том же офисе будет бесить коррупционер и взяточник.
Почему с такой скоростью и с такой решительностью закончилась история с Вайштейном и прочими голливудскими знаменитостями?
А как должна была закончиться история с вором? Одобрительным похлопыванием по плечу и завистливыми «я бы на его месте еще и не то сделал?»
Конечно, бабы ретивые к этой истории тоже приложились (и правильно сделали). Самое важное, однако, что к этой истории сильно приложились деньги.
Он крал у инвесторов. Крал точно также, как делает чиновник в местной администрации, передающий контракт на строительство моста своему приятелю-мафиози. Как и местный чиновник, кладущий деньги в карман, Вайнштейн выбирал на роль не лучшую актрису, а ту, которая дала. Так вот, мне, как инвестору, глубоко начхать на личное финансовое благополучие менеджера, которого я наняла, и на то, кто его сексуально удовлетворил, потому что нанимали его не за тем, чтобы он набивал свой карман – или пристраивал свой член – а чтобы он лучшим возможным способом заботился об интересах тех, кто его нанял. И с этой позиции он давил или сама пришла равнохуйственно, потому что он просто и тупо не заботился об интересах корпорации.
И ах да, к вопросу о руку и колене, когда и кому ее надо класть. Если здесь еще есть человеко-мужчины, то у меня один совет – если у вас есть малейшие сомнения в том, что рука не будет одобрена, класть ее не надо. Если у вас сомнений нет, проанализируйте ситуацию еще раз и подумайте, не переоцениваете ли вы себя. После этого возращайтесь к предыдущему пункту.
Это касается любых ситуаций, в которых рука и колено могут быть в товарно-денежных, иерархических, подчиненных и прочих социальных отношениях.
Если рука и колено в таких отношениях не замешаны, то стандартная практика «нет всегда означает нет» применима.

3. «У бабы есть вагина/матка и баба должна использовать ее для всенародного блага»
Так вот, ничего она – я – не должна. Ничего и никому, кроме как себе любимой. Говорить, что тетки должны использовать свои матки для народного блага, так же абсурдно и бессмысленно, как утверждать, что кто-то, вне зависимости от гендера, должен использовать для всеобщего блага, а не исключительно для личной пользы, свои сердце, печень и желудок.
Нет, есть доноры, конечно. Есть те, кто деляться своей почкой, или своей яйцеклеткой и т.д., чтобы помочь страждущим. Они, разумеется, молодцы. Но вы же не ходите и не требуете поделиться своей почкой любого, у которого их две? Нет, не ходите. Так вот и с маткой такая же история.
И если доноры вызывают чувство благодарности, то те, кто сознательно убивают себя, чтобы быть расчлененными на органы, не вызывают ничего, кроме желания номинировать их на Дарвиновскую премию.
Теперь запоминаем. Мои легкие нужны МНЕ чтобы кислород из воздуха поступал в МОЮ кровь. Мое сердце перегоняет мою кровь по венам и артериям. Моя печень и почки очищают мой организм от токсинов. Мой желудок переваривают мою пищу. К обществу и его задачам и целям моя тушка не имеет никакого отношения.
Ровно так же моя матка нужна мне для вынашивания моего младенца, а мое влагалище, кроме чисто физиологических нужд, приносит мне удовлетворение. Это только и исключительно для моего удовольствия.
В жизни всегда есть место для компромисса, и если ты почешешь мне спинку, я тебе тоже почешу. К тушкоиспользованию это тоже относится. Нет ничего дурного в том, чтобы находить взаимовыгодные решения при условии, что они действительно взаимовыгодны и построены на информированном согласии сторон – всюду, и в сексе тоже.
Но взаимовыгодный компромисс ничего общего не имеет с какими-то надуманными правами и обязанностями. Тело – полная собственность владельца. Любой другой подход – рабовладение.
Из этого проистекат, кроме прочего, что у женщины всегда есть право на аборт. Реализовывать его или нет, решает сама женщина. Если она хочет при этом учитывать еще чье-то мнение, это ее дело. Но навязывать женщине мнение в любой форме, в том числе на основании ваших религиозных верований, это шли бы вы нах прямо сразу и не отклоняясь от курса. Мне вот, к примеру, ваша селезенка очень нравится. И ваше легкое подошло бы к вечернему платью. Так что вперед, давайте вырезаться.
Главное, тетки, никогда не давайте задурить себе голову. Сидеть вам дома или ездить на тракторе, рожать десятерых или не рожать никого, спать с кем-то или не спать – всегда ваш выбор. Всегда. Ваш. Больше ничей. Так и детям своим, у кого есть, говорите. Так и победим потихоньку.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]