Статья

Шо же это диется, люди добрые? Две недели подряд у нас почти непрекращающийся шторм. Коты оккупировали Несбитта и спят. Коты не хотят быть летающими (нет в них романтики), Несбитт, которому не грозит стать летающими даже при ветре 50mph, просто хочет спать с котами. В надежде, что прогноз погоды, согласно которому все это безобразие закончится во вторник, а потом у нас +14, когда жить плохо, но можно, все-таки оправдается, я должна себя развлекать. О боге, значится-ся. А нет его. Возможно, это слишком смелое утверждение. Главное, что это требует слишком много веры. Вера в дефиците, поэтому я ограничусь несколько меньшим – бога нет ни в одном храме. Вот ни в одном, во что бы там не делали вид, что молятся. Я не люблю организованную религию. Вчера я всерьез подумывала о переезде в Исландию. Там дряная погода (у нас тоже не очень), зато там приняли закон, по которому любая религия приравнивалась к оружию массового поражения. Новость, разумеется, оказалась фейком – так происходит со всеми хорошими новостями: и родственника в Нигерии, оставившего мне 20 миллиардов долларов, у меня нет, и планета Нибиру только обещает, но никак не летит, сплошное разочарование отовсюду. Ладно, будем как есть в норе сидеть. Исландское решение мне очень нравится, но, если честно, к англиканам тоже можно привыкнуть. Они беззлобные. Вон тут давеча в новостях, в программе о преодолении проблемы одиночества в Брайтоне (нашем, посконном и сермяжном Briton and Hove , а не в вашем новоделе), фигурировал церковный хор геев и лесбиянок. А что? Брайтон – столица LGBT, кто-то хочет петь в церковном хоре Yellow Submarine, чем бы дитя не тешилось... Так что зачет, англикане. Так держать. Крыши, летучие мыши, геи с Yellow Submarine и воровство гуся из супермаркета – со всем этим в качестве религиозной доктрины я еще могу жить. Без этого тоже могу, но если это в комплекте, то ладно, пусть в шкафу пылится, потом выброшу. Но дальше мне, пожалуйста, ничего не предлагать. Ничего не предлагать. Вообще ничего. Не нравятся исламские фундаменталисты? А кому они нравятся? Но расскажите как (если, конечно, как-то) вы обнаруживаете разницу между исламским халифатом и русским миром? В чем отличие между ними и американскими евангелистами, всеми этими уебищами из Prolife, долбанутыми на всю голову сектантами, живущими в 17 веке, и прочими устроителями республики Гилиард на одной взятой территории? Я разницу не вижу. Может, я старовата и подслеповата, а может, я как раз все отлично вижу, и просто разницы нет никакой. Мне что норвежский Брейвик, что ебанько из NZ, чьего имени я пока не запомнила, ни придурки из Ракки – все одним миром мазаны. Да, это правда, что люди сходят с ума – и иногда сходят с ума общественно опасным образом. Но с ума обычно сходят по одиночке. Религия – это схождение с ума в форме эпидемии гриппа. И да, чем больше заболевших, тем больше фатальных случаев – статистика неумолима. Если меня совсем-совсем не трогать, ко мне не приставать, никак о себе не напоминать, то тот факт, что вы сидите у себя дома, медитируете и говорите Оммм я могу отнести к разряду личных придурей. Может, у вас на котов аллергия и заняться не чем. Каждый себя как может, так и развлекает, а если еще и кота нет, то действительно, нужна фантазия. Но любая попытка выползти на поверхность и рассказать, что вы не просто знаете, как жить, но знаете как жить мне, потому что вам об этом поведал бог.... Нах. Fuck off. Я готова изучить множество языков, лишь бы знать, как дать вам простую команду. Религия – оружие массового поражения. Религия опасна. Религия разрушает мозг со скоростью нервно-паралитического газа, и сжигает все вокруг как 50килотонная ядерная бомба. Ничто на свете не приносит больше горя и страданий, чем борьба за свет и правду, выкрашенная в цвета любой религии. Если это бог, то я вполне удовлетворена теорией эволюции и циклом азота. На мою идентичность мое неверие не влияет. О том, чтобы я была еврейкой, позаботились Рахиль Абрамовна и Ната Иосифовна. Шабат Шалом, евреи, конечно, и здоровья всем и процветания, но ни в субботу, ни в любой другой день, я не готова верить в бога, который работает электриком и, по совместительству, счетоводом, подсчитывая, не уронила ли я каплю молока в куринный бульон. В случае чего я закончу в той же топке, в какой и самый праведный раввин. Я ничего не имеют против – то есть очень много что таки имею, категорически не хочу там свои дни заканчивать, буду всячески упираться и вам так просто соглашаться на топку не советую – но если так случится, то я разделю судьбу своего народа. Но секс через простыню с дыркой – это не ко мне. Есть, навереное, любители всяких сексуальных извращений, но это травка мне пузико не щекочет. Нет, мне не нужна моральная поддержка, законы, заповеди и проповеди. Я прекрасно обойдусь без идеи своего превосходства, или убогости, и любых верных и неверных. Нет, ничего не дано, и ничего не сказано, и никто не знает, как надо. Мне не надо ни винить, ни благодарить за что-то высшие силы. Людей – да, надо. Высшие силы? Нет, ни болван, который бросил на дорогу колючку, ни добрый человек, который помог поменять колесо, не с чем не связаны, кроме самих себя. Они достойны награды или порицания, но без всякой связи с глобальной системой. И без плана я тоже обойдусь. Я могу жить в мире, где зло происходит по случайному принципу, где маленькие дети умирают от неизлечимых болезней просто потому, что есть мутация, один на миллион, и пока никто не придумал, что с ней делать. Но жить в мире, где это часть плана, где страдание «предусмотрено» творцом, где горе дано как урок, где что-то потом там, в загробном мире свершится, и будут гурии с райскими кущами – на хуй. Вот просто на хуй. Не сворачивая. Не отклоняясь. Это план. Единственно возможный. Другого нет. В своей очевидной антирелигиозности я не то, чтобы вот прямо совсем-совсем не вижу, зачем бог может понадобиться. Меня вот коты и собакины очень беспокоят. Они ведь, когда умирают, уходят за Радугу. Вот у меня Дефочка ушел. Он старенький был уже, облезлый весь... Кто о нем там, за Радугой, позаботится? Кто его, маленького, покормит, кто погладит, кто с ним поиграется? В бога, который играется с котами, пока их папы и мамы еще где-то там, я совсем не прочь поверить. Я бы даже хотела, чтобы он-она-оно были. С бантиком на веревочке. Без всякого генплана. Без цели, без задачи, без правильно или нет. Вместо них нужна шуршалка. Хорошая добрая шуршалка, мимо которой ни один кот не пройдет.

Мар22

О боге

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]