Статья

А вот любопытный вопрос, дважды в последние дни вылезший в разговорах – о философии коллаборационизма (ишь ты, какое слово прекрасное). Коллаборационизм – не невмешательство и не непротивление. Тот факт, что вы живете своей, отдельной от всего жизнью, и не интересуетесь тем, что происходит за пределами узкого круга, можно назвать житейской мудростью или психологией страуса (бедняга страус, он ведь в реальности никогда не прячет голову в песок). Но как ни называй, не-противление злу не делает человека коллаборационистом. Что делает? Сделка за Злом. Готовность служить Злу. Осознанное принятие Зла. Я понимаю людей, делающих практически все, что угодно, когда угроза их жизни пряма и непосредственна (и не понимаю тех, кто не делает это все дважды, если угрожают жизни их ребенка или того, кто от них зависит и кого они приручили). Но для меня, в силу присущего практического цинизма, выбор крайне прост. Кошелек не стоит жизни. Если кому-то так нужны мои перезрелые прелести, что прямо с ножом к горлу, ну на, возьми, подавись. Если злодей поймал моего кота и угрожает кота испортить, есть я немедленно не выдам военную тайну, я выдам все прямо на месте и еще три придумаю, только кота верни. Но быть жертвой преступления – а нападать на меня и тем более на моего кота с оружием явно преступление – не тоже самое, что становиться сооучастником. От того, что вас разово вынудили что-то сделать, вы не стали ни преступником, ни предателем. Напал на кота? Сначала позаботимся о том, чтобы спасти кота, потом спрячем кота в безопасное место, потом будем разбираться с преступником. Если надо, всю жизнь будем разбираться, потому что «не забудем, не простим». Как ни неприятно быть жертвой, позиция жертвы не может, не должна и я даже не понимаю, как может, изменить мой взгляд на мир. Простите за пример, но вот каждая, абсолютно каждая женщина, вне зависимости от возраста, внешности, гардероба и т.д. может потенциально стать жертвой насильника. Но если кто-то занялся со мной сексом против моей воли, у меня задачи а) уйти живой б)сделать все, чтобы урода поймали и навсегда заперли. Задачи пойти после этого на панель и провести остаток дней работая шлюхой у меня нет. Я в силу недостатка воображения даже не могу понять, как такая идея может прийти в голову. Но поведение человека в критических ситуациях, когда в пылу битвы многое из того, что в быту нормам строителя капитализма противоречит, сделать все-таки можно, не имеет ничего общего с сознательным выбором Зла. Текст, который меня так ужасно зацепил, был перепост перепоста. Автор, судя по выбору слов барышня, поучаствовала в протестах, и ее жутко возмутила «агрессия», с которой протестущие относились к росгвардейцам и прочим ментам. Теперь она, конечно, никуда не пойдет, потому что увиденное поразило ее в самую пятку. Нежные 18летние мальчики, явно из неблагополучных семей и регионов, вынуждены были выслушивать оскорбления. Нет, даже пластиковым стаканчиком в них никто не запустил, но как же так можно? Они же бедные, несчастные, у них нет никакого выбора, кроме стоять с палками и щитами в московском оцеплении, а их обижают. У них же дети (в 18, экие они ранние птички), им же домой идти, как можно так попирать их человеческое достоинство? Нет, идти на митинг или не идти, интересоваться политикой или рецептом варенья – личное дело. Но вот активно примыкать ко Злу, потому что нужно улучшить свое материальное положение, а Зло лучше платит – это и есть пресловутый коллаборационизм. Мальчик – солдат срочной службы, которого призвали в армию защищать Родину, а потом погнали стоять в оцепление под угрозой военного трибунала, потому что он успел дать присягу – его да, можно пожалеть, он жертва. Мальчик, который выбрал для себя Росгвардию, ни в чьей жалости не нуждается и никоим образом ее не заслуживает. Какая у него там неблагополучная родня, из какого он там Трипиздищево, как он хотел купить лучший корм для хомяка – все это для меня из разряда такого бреда, который нельзя даже повторять из соображений сохранить рассудок. У мальчика, который пошел в Росгвардию, бил ли он по лицу теток, заталкивал ли в автозак инвалидов или просто стоял и наблюдал, как это делают его товарищи, никаких оправданий нет. Начинаете оправдывать его, потому что он бедный, несчастный, и сделал это просто из-за денег? Отлично. Я вот только не знаю, где вы собираетесь закончить. На бедном докторе Менгеле, который просто хотел практиковать медицину или так, на неведомом коменданте концлагеря остановитесь, ему же деток надо было кормить? И да, не вздумайте возмущаться ворами, которые отнимают последнее у вдов и сирот – они же не для себя, а для уточек стараются. Они, бля, экологи, вот видит бог, защитники природы. И Медведем у них кормчим. Те, кто сотрудничают со Злом, ровно так же опасны, как те, кто Зло представляют. Это как вредоносная бактерия и питательный бульон. Без жратвы бактерия захиреет и сама издохнет, но если вы ее кормите, то она и будет процветать. У бактерии и бульона, в котором она растет, разные свойства, но бактерия становится по настоящему опасной лишь когда ей есть где расти и плодиться. Нет выхода у тех, кому приставили пистолет к голове (даже у них, наверное, есть, но я о людях, а не о героях). У всех остальных выход есть. Пассивный выход – не состоять во Зле, не причинять Зла, не служить Злу – ровно так же действен в условиях оккупации, как и активная борьба, хотя бы потому, что героев мало, а питательного бульона много. Что вам могут сделать? Вот если не придумывать идиотских оправданий своей собственной подлости и корысти, то что именно? Вас силком загоняют в Росгвардию? Вас под прицелом ведут к телевизору? Как именно вас накажут, если вы не согласитесь работать на псевдоизбирательном участке или, если уж совсем страшно, не скажитесь в день выбором больным? Вас гонят на встречу или изображать народное ликование? Как именно гонят? Плеткой? Вас заставляют что-то подписать? Как заставляют? Обещают пальцы переломать? Вас заставляют проголосовать за нужного кандидата? А вы проголосовали за ненужного или бюллетень испортили. Вот сначала поставили галочку за Путина, сфотографировали (совершенно незаконно, но ладно), а потом поставили галочки еще и за всех остальных и написали матерную частушку печатными буквами. И что? Что вам будет за неучастие во Зле? Уклоняться. Отнекиваться. Прикидываться. Врать. Нарушать обещания Делать вид. Избегать. Переходить на другую сторону улицы. Ах, это нехорошо? Нехорошо. Но альтернатива здесь не хорошо, а очень плохо. Очень, очень плохо. И красивым девушкам лучше сейчас запереться в светлицах и развлекать себя игрой на арфе и разведением гераний. Забывать о том, что предавать, врать и нарушать обещания в целом плохо, нельзя, конечно. Об этом очень важно помнить. Но и вести себя со Злом как будто оно не Зло, тоже нельзя. Еще больше нельзя. Помните про индюка, которого нельзя красть, но иногда можно? Вот это такой же случай. Оккупация и оккупанты. У коллаборационизма есть миллион оправданий – тяжелое детство, чугунные игрушки, айфона не было. И именно поэтому оправданий у него нет. В принципе нет.

Авг20

О коллаборционизме

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]