Статья

Когда-то много лет назад у меня была подружка Анька. От нее у меня осталось какое-то количество веселых воспоминаний. У нее жила целая генерация профессионально-писательских, потерявших хвосты в битве с Ундервудом крыс, кот Бася, у которого был мозг, и коллекция китайских ботинок на левую ногу. Аньку я не видела лет 20 и вряд ли когда-нибудь увижу. Мы на тех параллельных прямых, которые ни в какой геометрии не пересекаются. Нет, она хороший человек – это не о многих, кого я когда-то знала, можно сказать. Она хороший человек, я мирный хоббит с котиками, так что «не в раю не сойдемся, не столкнемся в аду». А еще остался текст. Мне его сегодня лентой навеяло. Сколько лет прошло? Пять? Я его никогда не любила. Знала и нет, не любила. Страусы эти, «волги» – и я бы не назвала «жизнелюбием» его прочие привычки. Пять лет назад утром меня тогда ОД разбудил. «Новости посмотри». Я смотрела новости, и никак не могла понять, как это могло случиться. Ну вот же дурак, бестолковый, смешной, с вечной сигаретой, он же не может быть мертвым. Так не бывает. У нас три часа разницы с Москвой, для меня было еще раннее утро, и я пыталась понять, почему мне снится такой странный, детальный, вроде бы не имеющий ни к чему отношения, и все-таки кошмар. Борис? Убили? Нет. Это не может быть. Он же дурной, как он может быть мертвым? …Когда мы ушли в раз, оказавшийся последним, он остался сидеть на столе. Мы ушли есть мороженое, а он еще сидел на столе – привычка, довольно дурацкая. Можно было вернуться. Мы никогда не вернулись. Нет, не в последний день, конечно. Мы ушли раньше. Все когда-то уходят. И в куда-то. И да, текст. Очень подходящий ко дню. Прощу прощения у тех, кто мог быть знаком с оригиналом. В печатном виде я этого никогда не видела, и цитирую по памяти, через очень много лет и штуки три жизни, и ошибки практически неизбежны. Не уходите, это еще не все, Свет на себя в знак продолженья спора Темный расклад – это всего лишь ссора Кто-то придет, рассудит и тем спасет. Не уходите, Мы так ушли вчера, Нам так легко не замечать вопроса Стоптанный снег – вовсе не знак допроса. Поговорим-ка лучше о том, о сем. Не уходите, это еще не все. Нам так легко не услыхать ответа Кровь на снегу – снег станет другого цвета. Это цвет нашей веры. Но хватит, пожалуй, лгать. Я не прошу, потому что я знаю счет Этой земле, липкой от покаяний Хватит ли слушать признанья от всякой дряни Как было раньше, потом и опять еще В общем, и наш маршок был не так уж плох – Всем так стоять, в начале пути, в конце ли. Я не из тех, кто сумеет дойти до цели, Но и смешно желать, чтобы всем везло. И от былой свободы чужих высот Сбросив эфир полупрямых трансляций Крик тишины рода галлюцинаций Ветер слова шепотом донесет Не уходите, это еще не все. (АК, 1990?) Не уходите. Наверное, уже все. Но все равно не уходите. Умные, глупые, любимые, не очень, правильные и не совсем. Наверное, все уже проиграно. Но, если и так, то теперь торопиться уже точно некуда. Будем пить кофе, курить и развлекать друг друга историями. Я никогда его не любила, но мне отчаянно жаль, что его больше нет. Все или нет, мы потом посмотрим. Не уходите пока.

Мар05

О Немцове и о нас…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]