Статья

В душе я мужчина. Тот факт, что я писаю как девочка, никогда меня не тяготил, но где-то там, в недрах, я очевидный самец. Ничто не доказывает это больше, чем простуда. У меня всегда man’s flu. Что? Выпить Лемсипа, заесть Нурофеном, накрасить морду лица и куда-то тащиться кашляя, пыхтя и поскрипывая, потому что надо? Героически преодолевать препятствия с заложенным носом? Делать вид, что ничего не происходит, когда внутри на войну собираются лимфоциты, и вся моя тушка – поле битвы вируса с кровяными тельцами? Скрестись и ползать, когда я уже практически погибла? В отношении людей, приехавших в офис только ради того, чтобы чихать, кашлять и демонстративно потреблять препараты для облегчения их симптомов, я испытываю многообразные, но всегда лишь в интревале от ненависти до презрения, чувства. Зачем вы пришли? Чтобы доказать, что эти таблицы с графиками вам дороже жизни? Если вы хотите меня обмануть, то найдите кого-то другого, более легковерного; если вы обманываете себя, теша себя чувством собственной незаменимости... Господи, ну каким же надо быть таким тупым и не понимать, что «ни ты Гекубе, ни тебе Гекуба», и даже если кто и правда издохнет на боевом посту, хоть уборщица, хоть директор, завтра уже не вспомнят, что эта офисная функция прежде выполнялась кем-то другим, имя не вспомнить. В отношении любого существа с явными признаками инфекционного заболевания в присутственном месте я неумолима. Наш предудыщий CEO, редкостный кретин, надо заметить, любил общественные собрания, основной темой которой была техника безопасности (трехэтажное офисное здание, ничего страшнее пылесоса, и того запертого под замками, сроду не водилось, техника безопасности – наше все). Но это он любил ровно до тех пор, пока на очередное собрание он не приперся чихающим и кашляющим. - У кого-нибудь есть предлложение, дополнения и идеи, как еще улучшить наши показатели по «быть неубитым на рабочем месте»? О, они у меня были. Половина трудового коллектива пыталась не ржать громко, половина сидела в ужасе. Тов. Вышинский, который мне может приходиться дедушкой, был бы доволен таким продолжением рода. - Убийцы детей и стариков, губители NHS, растратчики денег налогоплательщика, где ваша корпоративная ответственность? С какой целью вы сюда пришли? Всех нас заразить? Знаете ли вы, с какой скоростью ваши микробы, вылетающие при чихании, достигают стратосферы? Так что вы, мой уважаемый друг, бактериологическое оружие. Не Путин ли заслал вас сюда с целью диверсии? Это был последний раз, когда мы видели этого CEO. Возможно, у него были иные причины нас покинуть, но мне приятно сознавать, что мой труд тоже влился в труд моей республики. По крайней мере HR немедля выпустила циркуляр с указанием, как именно выбрасывать носовые платки в урну и предупредила всех менеджеров, что они персонально отвечают за то, чтобы их подчиненные ни при каких условиях не появлялись на работе больными. Меня заставлять не надо. Со мной дети и старики в полной безопасности. Простуда? Грипп? Надо готовиться к смерти! В случае насморка я сразу оповещаю родных и близких, что мои дни сочтены. - Проверьте завещание, сударь! Там все коты посчитаны? – требую я от Несбитта, и, посколько я существо доброе, со слабой улыбкой добавляю – Я совсем не хочу, чтобы вы оставались вдовцом. Годик погорюйте – и сразу опять женитесь. Благославляю вас. Несбитт пугается ужасно. Подозреваю, что его не столько беспокоит факт, что он может лишиться меня, сколько то, что ему придется найти кого-то на мое место. - Я не хочу больше жениться, дорогая! Я всегда буду верен вашей памяти! Я к вам уже привык, меня нельзя опять жениться. Я больше никого не хочу! Вам нельзя умирать, вы единственный в мире хранитель рецепта запеченой картошки. А если ее коты не полюбят? Нет, нет, не умирайте – но если умрете, учтите, что я буду жить только с котами. - Идите сударь, идите. Я оставлю вам рецепт картошки, а если коты не любят новую жену, жениться надо будет на ком-то другом- взмахом руки я отправляю Несбитта прочь и начинаю разрушать мозг Ребенке. Это единственная ситуация, когда я сожалею о том, что у Ребенки нет братьев и сестер. Я бы отлично могла разрушить мозг им всем, желательно многочисленным. Ребенке приходится отдуваться за всех Она должна твердо помнить, какая часть собственности скрыта от Несбитта и котов и схватить все сразу, пока они не прознали. Несбитт особым любопытством не страдает, и ему еще жениться, так что голова будет занята, но зоозащитники – твари лютые, эти на запах наследства бегут, что твои шакалы. Поняв, что Ребенка прониклась тем, что скоро останется сиротой, я переключаюсь на коллег. Они должны понимать, что их жизнь в моих руках. Героически боляя в кровати, я защищаю их и их потомство. - Что, я вам действительно так нужна? А вы хирургические маски приготовили? А костюмы химзащиты? А ближайший госпиталь оповещен? К счастью, эти пугаются быстро. Циркуляр с носовыми платками на первой странице, и открывается принудительно, вместе с планом эвакуации и порядком действий при запахе газа. После этого, с чувством выполненного долга я удаляюсь. В кроватку, конечно, где еще болеть? Коты, животные бессердечные, очень любят, когда у меня простуда. Они собираются вокруг, прижимаются ко мне своими меховыми тушками, урчат и всячески выражают удовлетворение – теплая, неподвижная, всегда бы ты так, женщина. Ты б еще не чихала, цены б тебе не было. Заразить котов я не боюсь. Они тоже болеют гриппом, но ни нам их, ни им наш вирусы не передаются. ...Утром я обнаружила себя в котах. Не крылатые львы, конечно, но тоже хорошо. Даже, пожалуй, лучше. Пятка моя, вытащенная для терморегуляции. А вот кошка-девочка в кадр не поместилась. Она во всяких подозрительных ситуациях у меня на голове гнездо вьет, и тут уж надо было выбирать – или пятка для достоверности, или вся скульптурная группа. Да, да, у меня простуда. Возможно, даже грипп. Я практически при смерти. Спасать меня уже бесполезно, но соболезнования, цветы, венки и некрологи принимаются в порядке общей очереди.

Апр02

О простуде и офисных нравах Британии.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]