Статья

У нас плохо с разделением на законодательную и исполнительную ветви власти. Теоретически, Парламент есть высшая законодательная власть, а Кабинет министров – высшая исполнительная. Но это один и те же яйца, вид в профиль – все члены Кабинета, от самых важных до самых задрипанных, чьи имена знают только любители викторин, обязаны быть депутатами. Такая система может быть минусом (непонятно, кто и что делает) и плюсом (все отвечают перед своими избирателями потому что никакой должности нельзя занять, если нет где-то Гадюкино, где пяткошерстые хотят видеть именно этого своим избранником). Чтобы как-то решить проблему разделения, которая у нас только на уровне «не так сели» - буквально, исполнительная власть отличается от законодательной только тем, на передней или задней скамье сидит депутат – у нас есть собственная система сдержек и противовесов. Парламент как законодательная власть не может в принципе обсуждать, что ему хочется, а должен большую часть времени обсуждать, что хочет Кабинет министров. У нас нет выше власти, чем Парламент, и без этой сдержки Парламент может принять закон, по которому каждый депутат – бог и будет жить вечно. Т.о. Кабинет, как добрая собака, тащит в Парламент все, что найдет в кустах, а Парламент это обсуждает, принимает или отклоняет. То, что случилось сегодня, не беспрецедентно – у нас всегда есть Генрих IV, чьими законами мы до сих пор пользуемся – но очень редко. Парламент принял закон, по которому он может в некоторой конкретной ситуации (Брекзит) обсуждать то, что хочет Парламент, а не то, что ему принесли из Кабинета. Завтра – результаты голосования тоже если будут, то поздно ночью – Парламент будет обсуждать закон, по которому мы не можем выйти из EU если у нас нет договора, одобренного Парламентом же или если сам Парламент не принял другой закон. Это громадный удар по Джонсону, который поклялся, что мы выйдем из EU 31 октября, с договором или без. Если Парламент проголосует за такой закон (99.99%), то сразу это законом не станет. Сначала то, что решили в Commons должны одобрить в Lords. Лорды неизбираемы (и они не наследственные лорды тоже, по крайней мере подавляющее большинство из них). Это пережиток старины, но менять это сейчас никто не будет. В целом Лорды против Брекзита, потому что там большинство у лейбористов и либ-демов (это те еще лорды). Но Лорды любят поговорить, поэтому перед тем, как одобрить закон, они несколько дней будут болтать. Но и в этом случае закон еще не закон. Чтобы стать таковым, надо, чтобы это подписал монарх. Только после того, как инициатива получает так называемый Royal Assent, закон и становится законом. Монарх не может не подписать. Но монарху можно что-то не принести на подпись. Тем, что и когда приносят на подпись монарху, командует премьер-министр. В ситуации, когда все окрестности Вестминстера и Даунинг-Стрит оккупированы журналистами, не отнести закон на подпись будет скандалом, которого не хочет даже скандальный Бориска. Другое дело – избирательная кампания. В ее процессе можно слона водить по Лондону, никто не заметит. У нас есть два способа начать избирательную кампанию. Во-первых, сейчас срок работы Парламента ограничен пятью годами. Но последние выборы у нас были в 2017, и до 2022 нынешний созыв может работать спокойно. Еще Парламент может самораспуститься. Формальным основанием для этого является вотуум недоверия правильству. Для этого, однако, надо 2/3 голосов, и сейчас никакая сторона столько собрать не может. Чтобы собрать две трети, Консерваторы должны голосовать за недоверие самим себе. Это очень опасная стратегия, но они готовы на нее пойти. Этого, однако, не хватит, если отставку не поддержит оппозиция. Оппозиция по 1001 причине нынешнее правительство ненавидит. Но здесь вопрос приоритетов и кому что дороже – и здесь начинается неопределенность. По уму, оппозиция должна не голосовать за отставку Кабинета до тех пор, пока на законе о No-Deal не будет стоять жирная печать. Практически, мы не знаем, не возобладает ли жадность и злобность. Если они не возобладают, у нас выборы в конце октября. Результаты абсолютно непредсказуемы, но мы как минимум не выходим из EU еще 3-6 месяцев – или очень долго, или никогда, зависит от того, кто победил. Если возобладает жадность, то выборы у нас в любой день, и мы еще можем выйти из Европы, потому что Кабинет не обязан выполнять закон без королевской печати, не хочет получать royal assent и в процессе выборов, когда Парламент будет закрыт, контролировать Кабинет будет некому. Ко всему этому добавляется полное безумие в Консервативной партии, которая только что потеряла 21 депутата, проголосовавших за закон, позволяющий Парламенту контролировать повестку дня и примерно равное безумие лейбористов, значительная часть которых тоже думают, что их лидер – опасный маньяк, и не надо его никуда избирать. Так что веселье лишь начинается. Даже я, существо тупое, но отважное, не рискую сейчас предсказать, кто победит. Главное, конечно, что если этот цирк затянется до Рождества, чтобы он не вызвал перебоев с брюссельской и очевидно враждебной нам капустой. Кстати, фунт завтра на торгах не рухнет, а скорее всего поднимется.

Сен07

О разделении властей в Британии.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *