Статья

Когда-то давно у меня была привычка сразу по приезде в новую страну включить телевизор, и некоторое время (меня обычно хватало минут на 15) его завороженно смотреть. Нет, ни политические новости, ни прогноз погоды меня особо не волновали. Я выбирала какой-нибудь очевидно тупой канал и смотрела рекламу. Ничего не скажет вам о месте больше, чем то, что его обитатели хотят купить – или что им хотят продать. Я до сих пор придерживаюсь мнения, что реклама не столько двигатель прогресса или даже продаж, сколько выражение надежд и чаяний миллионов. Вот что лучше, к примеру, описывает Москву нулевых чем громадный рекламный щит на Пятницкой с полуголой девицей и слоганом «Сосу за копейки!»? Даже я, уж на что чуждая этим вашим сексуальным игрищам, лишь по везению не въехала в чужой бампер. И только когда мы создали пробку, потому что кто-то от потрясенных чувств затормозить не успел, я сумела разглядеть своими слепенькими глазками маленький пылесос у ног девицы. Однако со временем моя идея о необходимости смотреть рекламу видоизменилась. Да, надо – но просмотр рекламы и ее глубокое осознение требуют как минимум знания языка и некоторого странового опыта. В противном случае вы рискуете просто не понять, что именно вы увидели. Островная реклама – как и все островное. Мы пойдем своим путем. Рекламы у нас сравнительно мало. Те, кто знают Лондон только по фотографиям, могут находиться в заблуждении, вызванном популярным имиджем Пикадилли и TDK – но в реальности эта чуть ли не единственная наружная реклама в Лондоне. Наружка уродует исторический образ города, и в большинстве случаев ее можно размещать только на строящихся зданиях и прочих помойках, где изуродовать пейзаж дальше нельзя. Разумеется, есть места, вполне себе жилые, которые тоже нельзя дальше изуродовать, но мы же нежные и вежливые, мы не можем сказать тамошним обитателям, что их окружающая среда только выиграет от соседства со стиральным порошком. Поэтому там тоже нельзя – чтобы было не так обидно. Реклама на автострадах запрещена категорически, это отвелкает водителя от созерцания овец. Реклама на радио бесполезна, потому что большая часть населения слушает какое-то из BBC, где даже безобидный product placement не допускается. Кроме интернета, единственно доступным носителем является телевизор. Телевизор тоже условно доступный. Хотя все, кроме BBC, ставят рекламу, большинство зрителей смотрят on-demand, где рекламу можно «пролистнуть». Но там, где она есть, это волшебно. Во-первых, любой рекламодатель убежден, что вы смотрели предыдущую серию и знаете, о чем идет речь. Вот, к примеру, идет в кино семейство суррикатов-гомосексуалистов по имени Антон, Сергей и Олег (последний – их младенец). Кажется, это та серия, в которой Антон с Сергеем уже помирились, потому что несколько лет мы, затая сердце, наблюдали за их возможным разоводом. И что вы должны при этом подумать? О том, что Россия населена суррикатом-гомосексуалистом? Нет, вы должны срочно переключить свого поставщика электричества. Это, если вам почему-то не очевидно, реклама switching service А вот скачет красивый гнедой конь под красивую музыку. Скачет он в странных местах, посещая, в некотором случайном порядке, поле боя, роддом, кладбище и стройплощадку. Последнее он посещает без каски – я полагаю, что рекламный регулятор получил немало жалоб из-за этого вопиющего нарушения конем правил техники безопасности. Что это? Вы все правильно поняли. Это реклама банковских услуг населению. И так далее. Играть в «угадай товар» можно до бесконечности. Я с полгода рыдала под красивую историю под Windmills of your mind - пока до меня не дошло, что это реклама шиномонтажа. Never ending nor beginning on an ever-spinning reel, все очень логично, как криптокроссворд, когда знаешь ответы. Во-вторых, у нас весьма странные представления, что именно следует рекламировать. Телевизор вживую я смотрю примерно полчаса в день, за обедом. Смотрим мы только и исключительно quiz-show, страшно расширяющие наши знания рек Южной Америки и того, кто выиграл соревнования по метанию молота. Рекламодатель, не будь дураком, понимает, что мы не одиноки, и таких желающих проверить свои знания столицы Центрально-Африканской Республики у нас а) миллионы и б) они слишком ленивы, чтобы за обедом проматывать рекламу. Это золотые минуты, и в них нужно вместить все, что мы потенциально можем купить. Спасибо рекламе, я знаю, зачем мы рождены. Нет, не чтобы сказку сделать былью. У нас другие цели и задачи. Сделать свой рот здоровым. Нет, я не знаю как, и Несбитт не знает, и все местные граждане, которых я опросила, тоже не знают, и мой дантист не знает. Мне кажется, тетке, которая грызет яблоко и говорит, что теперь ее рот профессионально здоровый, надо породниться с теткой с пылесосом и переместиться в сферу сексуальных услуг населения. Но тетка с яблоком и суперздоровым ртом все-таки наводит на мысль, что как-то мне в жизни надо озаботиться здоровьем моего рта. Покормить кота-собаку, или вымыть кухню, или сменить бойлер, или выйти замуж, или купить новую софу. Если честно, то я не вполне понимаю, что именно надо сделать, потому что большинство наших рекламных роликов так густо заселены хвостатыми, что они по сути реклама Вискаса. Но цель, вне зависимости от методов ее достижения, всегда одна – здесь что-то хвостатое бегает, оно хочет сидеть грязными лапами на новой софе или новом муже, и это надо немедленно покормить. Покормил – молодец. Это была реклама нового банка, но какой банк без котика? Кому такой нужен? Не описаться. Судя по рекламе, именно это самое страшная и вероятная неприятность, которая нас всех подстерегает. Реклама прокладок и специальных трусов, предохраняющих от маленьких досадных инцидентов – наше все. Почему мы явно самая писающаяся нация на планете, я не знаю. Возможно, мне пытаются об этом рассказать, но в минуту, когда мы подходим к самому интересному, всегда включается Несбитт с бубнежом «вот, не доведут до добра эти феминистки, почему бабам все, а нам ничего? Мы что, не люди? Мы что, не писаемся?» Чтобы еще дальше раззадорить Несбитта, следующей появляется реклама сухой вагины. Если мне удалось – при помощи чудо-трусов, не иначе - как-то прожить день не обоссавшись, то мои неприятности как женщины на этом еще не закончились. Меня может подстерегать сухая вагина, от которой спасет только волшебный крем. Под непрекращающиеся завывания Несбитта, которому тоже очень нужен крем от сухой вагины, но которому его почему-то (у-у, феминистки) его не предлагают, мы переходим к последнему и самому важному. Последнее – оно буквально последнее. Скажите, а в вашей местности тоже все помешаны на написании завещания и похоронных услугах? Завещание on-line. Управление вашей собственностью пока ваши наследники ссорятся из-за ваших денег всего за 3 фунта в месяц. Похороны. Совершенно чудесные похороны. Как хороши, как свежи будут розы... Завещание написал? А пора, пора. Вы представили, что случится с вашим котом, когда вы умерете? Только наша компания будет представлять законные интересы кота! Души у вас нет, но о коте-то надо подумать! На коте мы с Несбиттом, конечно, примиряемся. В мире, населенном злобными феминистками, мужчинам теперь и в штаны не пописать с удовольствием, но все это брен и тлен. В конечном итоге мы ведь все умрем. На телевизионную рекламу мы, конечно, не покупаемся. К чему? У меня корпоративный монстр пишет завещания и представляет в суде интересы кота со скидкой. Иногда наши ролики перемежаются рекламой клея для зубных протезов и заменителя грудного молока (мы как-то должны плодить новых страдальцев недержанием мочи и клейщиков зубных протезов), но в целом все уже понятно. Родился – почистил зубы- накормил кота -предотвратил описывание -умер. Это план. И это действительно все, что нужно знать о территории. Вот абсолютно все. Даже добавить нечего.

Мар29

О рекламе

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]