Статья

Мне нравятся циферки. Циферки, которые приблизительные и называются статистикой, мне нравятся особенно. Ведь речь же не про циферки, а про то, с какой фантазией их можно интерпретировать и к каким парадоксальным выводам они приводят. Что есть главная проблема нашего времени? Ну, каждый знает. Она смотрит на вас с каждой газетной полосы и появляется в каждом выпуске новостей. Она вездесуща. Для решения ее нужно все больше денег. И не только денег. Она требует больше все. Больше надзора. Больше запретов. Больше цензуры. Меньше свободы. Ее имя – терроризм. Нет, я никак не оправдываю терроризм под любыми флагами и лозунгами. Люди, которые убивают себе подобных из любых политических соображений не вызывают у меня ничего, кроме гнева по отношению к ним и сочувствия к их жертвам. Но главная ли это проблема? Вот если рассуждать практически, мне, если честно, все равно, от чего моя жизнь, полная котами и гиацинтами, может прерваться неожиданно, во цвете лет. Конечно, все когда-то умрут, но единственная правильная смерть – в очень пожилом возрасте, в своей постели, в окружении чад и домочадцев. Все, что иначе – неправильно. Разумеется, есть болезни, которые пока не научились лечить, или несчастные случайности, от которых никто не застрахован, но вот любая смерть или увечие по причинам понятным, очевидным и легко предотвратимым – смерть очевидно дурная. Такой я не хочу никому. Итак, каковы мои шансы? Oxfam, который на картинке, говорит, что если мне чего-то и надо бояться (нет, не сидеть дома и паниковать, но активно вкладывать деньги в то, чтобы этого больше не случилось), так это совсем не противодействие терроризму, а смерть от голода. Но ладно, я, в конце концов, не младенец и там, где я живу, вероятность погибнуть от дизентерии (2.4 m) или малярии (1.2m ) в целом ничтожны – это территориальные риски. А что на моей территории? Малярийные комары в Хоббитленде не летают, дизентерия не встречается или легко лечится, нехватка продовольствия нам не грозит. Является ли для нас террориризм самой важной проблемой? Самый плохой год с точки зрения терроризма за последнее десятилетие был 2017 – 48 человек. (А вообще самыми плохими был 1972 и 1988 – это к разговору о том, что раньше и трава была зеленее, и ни о каком терроризме никто не слышал). Это много или мало? Каждая жизнь бесценна - и с этой позиции 48 человек это очень и очень много. С точки зрения вероятности.... В том же году на наших дорогах свыше 1000 человек погибло из-за пьяных водителей. Перед тем, как вы начнете вопить, что это проблема учета и глупых правил – нет, это не проблема учета и глупых правил. Это данные по UK, где на большей части территории (England, Wales and NI) самый высокий в Европе разрешенный лимит (0.08) и бокал вина за обедом легально пьяным никого не сделает. Чтобы взрослый набрался на 0.08, надо серьезно зеньки залить-то. Это надо стараться. С 0.08 я не то, что водить, я только писать на нетвердых ножках. 0.08 – это умысел. Это сознательное пренебрежение своей и чужой безопасностью. Ах, в этом нет никакого политического звучания? Это без Аллах акбар или Христос воскрес? А тому несчастному, кто у этого говнюка оказался на дороге, не все равно? Со звучанием и во имя чего-то или просто так? И да, если вы сравниваете с общемировой или другой конкретной статистикой, 1200 человек (это 2016, последние доступные данные) относительно мало на 65 миллионов – и на человека, и на машину. Если что, то это считается одними из самых безопасных дорог в мире. Если вы живете не в Швейцарии или Швеции, то у вас еще хуже дела обстоят. Но шансы умереть на дороге потому что кто-то совершенно сознательно, по умыслу (в отличии от человека, которого за рулем схватил инфаркт), по преступному желанию сел за руль пьяным, это фигня, если говорить о вероятности наступления страхового случая. Сепсис -наше все. Про сепсис слыхали? В газетах на первой полосе читали? Нет? Удивительно. Если следовать разумной логике, то как раз про него и должны были бы писать. Сепсис, в просторечии заражение крови, не дремлет. 44 тысяч в год, что, кстати, больше, чем рак груди, простаты и кишечника (все три – основные причины смерти от онкозаболеваний в UK) вместе взятые. И да, в отличие от рака, который может быть просто неизлечим на современом уровне развития медицины, своевременно обнаруженный сепсис излечим практически всегда. Почему у нас так много сепсиса, мы не знаем. Его может быть просто много, или у нас системная пробема в организации здравоохранения и диагностике, или это особенности странового учета – у нас практически любая смерть от инфекционного заболевания будет считаться как смерть от сепсиса, потому что смерть, в конечном итоге, вызвал имено он, а не тонзиллит, с которого все началось. Но даже в тех европейских странах, где сепсиса мало, его все равно примерно 10 на 100 тысяч, т.е. в разы больше, чем пьяных смертей на дорогах. Не инфаркт. Не рак. Не хитрое наследственное заболевание. Не Альцгеймер, от которого пока нет лекарства. Обычная инфекционная дрянь, которая относительно легко лечится антибиотиками, если начать это делать свовременно. У него простая диагностика. И нет, это не болезнь пожилых, или младенцев, или людей с уже имеющимися серьезными проблемами со здоровьем – можно сегодня быть здоровым, а через неделю трупом или полутрупом, потому что сепсис не только одна из основных причин смерти, но еще и основная причина тяжелейших увечий и ампутаций. Нет, это не естественно, не натурально, не положено – умирать от излечимых инфекционных заболеваний, от пренебрежения правилами безопасности, от глупости и подлости, даже если эти глупость и подлость не были мотивированы идеями расового, религиозного и прочего превосходства. Все это не к тому, что надо немедленно бросить бороться с терроризмом, расформировать все спецподраздения, подставить убийцам другую щеку и прочее. Но это к тому, что безопасность в самом простом, практическом и потенциально касающемся абсолютно каждого из нас смысле, начинается не в управлении по борьбе с терроризмом, а в том, сколько у нас врачей, сколько у нас копеечных экспресс-тестов, доступных в аптеке при первом подозрении, насколько каждый из нас способен помочь себе и своим близким в критической ситуации. И спрашивать с любой выбранной власти надо начинать именно с этого, и судить о ее успехах или провалах именно по критерию. Не дайте заморочить себе голову. Умирать никто не хочет. Умирать молодым и здоровым – тем более. Но система приоритетов должна базироваться на вероятности события, а не на том, что вам хотят впихнуть в голову люди, чьи интересы далеки от ваших. Спасаться от терроризма – правильно. Спасаться от него ценой всего остального – тупость немеренная. А если учесть, что под разговоры о защите от террористов не только меньше денег остается на медицину и дорожную безопасность, но еще куда меньше общественных контролеров, которые проверяют, как именно были потрачены деньги на медицину и дорожную безопаснось (то же ведь потенциальные пособники), то и всерьез начинаешь думать, что опаснее – терроризм или борцы с ним. И да, именно перекошенная система приоритетов ведет к распространению нового душевного расстройства – прогрессофобии. Прогрессофобия - новое модное слово. Но здесь Шахрезада умолкает и продолжит свою историю в другой раз.

Мар22

О Здравом Смысле.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]