Статья

Июн26

Brexit – полгода спустя (почти)

— Наверное, я плохой человек…

В офисе так отчаянно скучно, что любое развлечение в радость – даже если это сомнительное развлечение, типа обсуждать с Джоном философские вопросы.

— Почему?

— Ну, я должен был бы голосовать за зеленых, но не могу себя заставить.
— Это доказывает, что у тебя еще есть немножко мозга: электричество в промышленных масштабах не генерируется феями, которые машут крылышками. Еще основания есть?

— Есть. Знаешь, мне кажется, что Brexit – не так уж плохо. Т.е. экономически плохо, но пока не очень и, скорее, наоборот. И вообще, достали эти европейцы.

— И верно! Пошли фрицы на хуй – Это кто-то со строны. Не только нам скучно, на нежданное развлечение стали стягиваться коллеги, еще минуту назад тоскливо читающие новости премьер-лиги. – Нет, ну чего они всюду лезут. Они войну проиграли. Две.
Рич смотрит по сторонам, пытаясь определить не затесался ли в группу провокатор: у нас немецкий собственик. С другой стороны, чего бояться? Кто войну выиграл?!

Еще месяц после референдума Рич пытался собирать подписи за второй, единственной целью которого должна была стать отмена результатов первого.

— Если бы они только этого Янкера убрали… – Рич пытается быть конструктивным или хотя избежать “Nazi” в фразе.

— Wanker!

По русски это что-то типи «задрот», но задрот с именем председателем Еврокомиссии не рифмуется, а wanker рифмуется. Общественность довольно хихикает.
— А если они нас выгонят с рынка? – единственный оставшийся сторонник единения с Европой – польская девушка Каролина.

— А нах нам их рынок?

— Но что же мы будем делать? — Каролина – известная паникерша

— А мы станем самым большим в мире оффшором. Мы и так оффшор, хотя пока только географически. Европейцы хотели, чтобы мы гармонизировали законодательство с Вирджинскими островами? Ну мы и гармонизируем – мы их позаимствуем. У них отличное законодательство и очень привлекательная для бизнеса ставка корпоративного налога.

Тони это не придумывает – но он не любит футбол, а кроме футбола у нас в новостях только канцлер. Канцлер это и придумал, Тони просто пересказывает.

— И этот… Трамп. Дурак дураком, конечно, но может он и ничего… Они тоже наша колония, хотя и бывшая. Договоримся.
— С янки? – Том, наш друг, который в предудущей серии ходил с бутылкой теплой водки и слезами на глазах, только присоединился и еще не понял, что же все так оживленно обсуждают.
— Ну, не с фашистами же?!

— Ну да… С фашистами нам разговаривать не о чем. С фашистами – только на танке.
— А что, у нас есть танки? – это я, удивленная расклдом. До последнего времени я была уверена что у местной армии есть только снегоочистительная техника на случай снега, который не идет. Танки? Зачем нам танки? С другой стороны, снегочиститель тоже не нужен, но есть же….
Вопрос по танки ставит всех в тупик. Кто-то пытается погуглить, но Том машет рукой.

— У нас есть ракеты. Ядереные.
— Трайденты – обновить! Подводные лодки – построить! Стратегические авианосцы – у французов отнять!

Оставив публику, страшно довольную собой и милитаристским угаром, я оборочиваюсь проверить, как там мой друг Джон.

— Вот, видишь, я плохой человек, — Джон выглядит грустным.

— Ты тоже хочешь подводную лодку?

— У меня за домом есть роскошный пустырь. Я думаю, я не стал бы сильно возражать, если бы там поставили что-нибудь наземного базирования. И для экономики трайденты хорошо – сколько рабочих мест можно создать….

…Это те же люди. За редким исключение отпусков и простуды, состав не изменился.
Те же, но другие. Люди вообще быстро меняются.

А если этого не хватит… Что-там у вас, господа? Крым – наш? А вот хрен вам. Потому что если самый низкий в мире корпоративный налог и наш новый друг Трамп не помогут, нам срочно нужно будет что-нибудь захватить. Crimea is ours, by the way, да и плыть туда, на рекизированном у Франции статегическом авианосителе, совсем не долго.

Люди всюду одинаковые. Это только снег где-то идет, а где-то нет.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *