Статья

Июл23

Рынок коммунальных услуг в Британии.

Я понимаю, что про идиотов всем интересно. Но перед тем как перейти к теме идиотизма, читай нерационального экономического поведения, мне сначала придется рассказать про рынок коммунальных услуг – всякого там электричества, воды и газа: и рынок сам по себе знатный, и без его понимания нельзя в полной мере осознать, как странно и непоследовательно ведут себя порой люди.
Рынок коммунальных услуг у нас приватизированный. Это некоторое странное экономическое сооружение, относительно знакомы с которым, кроме жителей Туманного Альбиона, только жители Новой Зеландии и части США, потому что дело не в самой по себе приватизации (через нее многие прошли), а в живой конкуренции.
Генерация находится в частных руках. Это, вообще-то, не чудо, потому как производящие мощности приватизированы во многих странах. Хочешь себе сжигать газ, или, цивилизованно ветряные мельницы строить, ну и строй. Генераторы могут между собой конкурировать, как минимум в теории, где угодно.
Рынок транспортировки – естественная монополия. Он тоже находится в частных руках. Даже National Grid, организация, во власти которой энергетический баланс и поддержка давления в трубе и напряжения в проводах, на 49% в собственности частных инвесторов. Но вторая труба или второй ЛЭП практически нецелесообразны, и потому, несмотря на частный капитал, который транспортировщики привлекают, они оперируют как монополия. Их цены регулируются, но конкурентов в них нет.
А вот теперь самое забавное. У нас полностью, на 100%, приватизирован рынок распределения. Будь вы сталелитейной фабрикой, курятником, офисом биотехнологического гиганта или просто домохозяйством, газ и электричество вам надо купить у частной компании – и не просто частной, а свирепо конкурирующей с другой частной фирмой. У какой? У любой. У нас их под сотню.
То есть где бы вы ни жили на большом Острове (в Северной Ирландии рынок выглядит иначе), и в каком бы количестве вам ни нужны были энергоресурсы, вы покупаете их у частников в порядке обычного коробейничества. Не нравится поставщик? Предложили дешевле? Энергия энергичнее? Так и переключайтесь. Процесс переключения от одного поставщика к другому занимает 5 минут и не требует никакой перекладки труб и разрушения вашего любимого газона. Новая проводка тоже не требуется. Никто к вам не приходит, мозг вам не разрушает, от вас только адрес требуется и, по желанию, банковские детали.
Энергия – особый товар. Это практически идеальный рынок. Физически товар от одного поставщика ничем не отличается, и, по законам природы, в принципе не может отличаться от товара, купленного у другого постащика. Нет вкуса, нет цвета, нет упаковки, ничего нет, кроме электрончиков и молекулок – ну, нельзя их пока в веселенькие цвета раскрасить.
Молоко в одном супермаркете от молока в другом тоже отличается не сильно, но с молоком у вас могут быть какие-то специфические проблемы. Может, до другого супермаркета вам ехать далеко и неудобно. Может, вам не только молоко надо. Может, вы его забыли купить, и теперь схватили, где увидели. С точки зрения теории, эти ваши проблемы – трансакционные издержки, которые вроде как нигде в формулах не учитываются, но в реальной жизни определяют, где именно вы покупаете молоко.
На рынке энергии трансакционные издержки потребителя минимальны и всегда едины. Если у вас есть интернет, то купить энергию у любого поставщика всегда занимает равное время. Если вы хотите позвонить… Ну да, скорость хватания трубки может различаться, конечно, но ее всегда хватают быстро – если вы не в бизнесе хронометрирования, то разницы заметить вы не сможете.
Единственным фактором, которые отличает энергию от British Gas от энергии от компании Мы-Тоже-Продаем-Энергию является цена. И цена отличается. Один и тот же электрон, купленный в разных местах, может быть сильно дешевле – а может быть сильно дороже.
Где вы покупаете? Думаете, вы знаете? Нет, ничего вы не знаете!
Посмотрим на проблему в контексте. Наше типовое жилье – семи, домик, разделенный на две половины, в каждой из которых обитает отдельное семейство. Большая часть таких домиков была построена в 1920-40, и отличается друг от друга только рождественскими декорациями. Площадь домика в его исходном состоянии – 70-80 кв метров. В этой норе утятся 2 среднестатистиских взрослых, полтора дитя и 0.97 котопса.
Централизованного горячего водоснабжения у нас нет. Очень редко его можно встретить в высотных жилых домах, которых у нас тоже немного. Воду для помывки каждый греет себе сам в зависимости от своих нужд. Отапливается тоже каждый сам – хочешь отапливайся в июле, хочешь не отапливайся в декабре.

Платим мы, соответственно, за газ, электричество и холодную воду. Воду пока оставим в покое, хотя принципы там те же самые (вода у нас дешевая, мы одно из немногих мест на планете, где пресной воды слишком много).
Наша типовая нора с ее типовыми обитателями потребляет в среднем 3100 kWh электричества и 12000 kWh газа. Если вам эти цифры ничего не говорят, попробуем зайти с другого бока.
Чтобы в норе было тепло и светло, вам надо надо заплатить от £800 до £1500 в год. Средний доход средней норы £35,000 в год (28 на руки). Хорошая и гордая нора, как мы уже выяснили, собирает урожай в £70,000 (56 на руки). За тепло и свет 1-4% от дохода, в зависимости от индивидуальных особенностей.
Это немного. Настолько немного, что наш средний и выше среднего обыватели должны просто забыть, кто поставляет им энергию.
Совсем по другому дела обстоят, если вы одинокий пенсионер, или сидите на пособии, или один из родителей сидит дома с тремя малолетними детьми, и весь выводок существует на одну зарплату. Жуткие истории Heat or Eat? (Топить или Есть?) наводняют газеты во время отопительного сезона. У нас есть понятие fuel poverty, топливная бедность. Так называют тех, кто тратит больше 10% своего дохода на энергию – иногда потому что они живут в больших, старых, обветшалых дома, но чаще потому, что у них просто маленький доход.
Когда на оплату ваших счетов за газ и электричество уходит 3% вашего дохода, а могло бы 2, и речь идет о некритичных суммах, природная лень вполне оправдывает то, что вы можете быть на дорогом контракте. Но если у вас нет денег и для вас эти 200-300 фунтов в год важны, то у вас есть совершенно очевидный повод провести в интернете не 5, а даже 10 или 15 минут, и найти самого дешевого поставщика.
Так вот, это не так. Это настолько не так, что проблема переключений — одна из важнейших проблем с которой Остров сталкивался со времен Генрихов, если не Ричардов.
Поскольку переключиться легко, процесс полностью автоматизирован и требует от домохозяйства или малого бизнеса минимальных усилий, то есть относительна большая пропорция людей, которые регулярно, раз в год, проверяют, на дешевом ли они контракте, и если нет, переключаются. Таких примерно процентов 35%.
А есть еще 35%, которые не только не делают это регулярно, но и вообще не делали ни разу с тех пор, как энергетика была приватизирована, то есть с 1998 года.
В силу большой народнохозяйственной важности процесса переключения, мы знаем все про обе группы.
В первой, той, которая переключается раз в год, основным контингентом являются образованные и обеспеченные представители среднего класса, которым эти 100 фунтов… Ну да, приятно, на дороге тоже не валяются.
Никогда не переключаются бедные. Те, кому больше всех надо, кто мерзнет и обменивается глупыми советами по утеплению жилища в момент, когда просто надо включить центральное отопление, униженные, обиженные, оскорбленные, те, для кого счет за газ и электричество – большая проблема (у богатых счета нет, там поставщик с банком все сами с собой решают), вот они-то и продолжают плакать, давиться, но продолжают жрать кактус.
Понятно – сектор-то коммерческий – насколько отличаются цены для тех, кто переключается регулярно от тех, кто не переключается никогда. Нет, мы люди приличные, мы всех любим, мы уступаем друг другу дорогу и придерживаем дверь, и поэтому цены для тех, кто сидит, отличаются от цен для тех, кто проверяет, всего лишь вдвое.
Правительство, парламент, энергетический регулятор, бесконечные организации потребителей, благотворительные общества, газеты и все, кому нечем заняться, уже лет пять как осознали проблему. Они подпрыгивают, подскакивают, и придумывают один забавнее другого способы ее решения. А если большими буквами писать? А если мультики показывать? А если комиксы? А если песенку спеть и танец станцевать?
На кого-то песни и пляски вокруг газового счетчика производят впечатление. Медленно, но верно, мы увеличили количество переключений с четверти до трети. А если сказку рассказать? А если на ночь?
Лучшие силы Королевства брошены на решение проблемы, которой, в сущности нет. Небольшое число людей, которые действительно по состоянию здоровья или возрасту не могут переключиться самостоятельно, могут позвонить или попросить сделать это за них благотворителей, Citizen Advice, свои местные власти, практически кого угодно. Остальные вполне ловко пользуются интернетом, трепятся в Facebook, заказывают хлам через Amazon, и ни дислексией в тяжелой форме, ни острой фобией элекроники и электричества не страдают, и вполне могут справиться сами.
Если бы им было не надо, такую пассивность можно было бы понять. Но дело в том, что именно им и надо.
И это самая большая, самая острая и самая нерешаемая из проблем современного мира – как сделать так, чтобы те, кому надо, воспользовались тем, что уже есть.
Не как создать, построить, настроить – как сделать так, чтобы потребитель осознал, наконец, что вместо «дорого и плохо» можно «хорошо и дешево».
Разумеется, это касается не только рынка коммунальных услуг, но и вообще всего, но обо всем – в следующей части.
Перед тем, как закрыть тему коммунальных услуг.
Электричество на оптовом рынке у нас дорогое. Но на оптовом рынке покупают только очень крупные потребители или компании-поставщики. Пройдя сквозь длинный ряд посредников, что-то друг другу продающих, причем многократно и с отраслевой чистой прибылью 7-10 миллиардов, до населения энергия доходит почти самой дешевой в EU – электричество в середине списка, газ – самый дешевый.
Удивительным образом, бесконечные операции вокруг энергоносителей, частные компании, которые продают и перепродают друг другу любую энергоединицу как минимум четыре раза до того, как она дойдет до конечного потребителя, все эти сумасбродные новые идеи с распределенной генерацией, батареями, альтернативными источниками и тарифам не только не удоражают, но в реальности удешевляют стоимость энергии.
На уровне потребления у нас в принципе нет никакого колхоза. Разумеется, больницы, тюрьмы и даже студенческие кампусы часто не имеют персонализированного счетчика, для всех остальных полная свобода – хошь потребляй, хошь не потребляй. Хотя центральное теплообеспечения дешевле и экологичнее индивидуального (и есть во многих европейских странах), у нас нет никаких больших планов по его внедрению. Во-первых, у нас специфический жилой фонд, во-вторых, привязка к одному поставщику подрывает конкуренцию и ведет к повышению розничных цен.
И да, вопреки всеобщему убеждению, что без российских энергоресурсов мы замерзнем, завоняемся и зачахнем, и живем мы только милостью Путина, никакого российского газа и тем более электричества у нас в энергобалансе нет. Электрогенерация или своя, или французская, с атомных станций – у нас с Францией не совпадают, к счастью, периоды пиковой нагрузки, поэтому в течении дня то мы им продаем, то они нам. Газ свой или норвежский, в обоих случаях с Северного моря. Относительно небольшой объем газа курсирует между нами и Бельгией на случай дефицита и для поддержания давления в трубе. Бельгия сама по себе российский газ тоже не покупает, но в континентальной системе может случайно затесаться российская молекула метана. Вылавливать ее специально мы не будем, но ни о каком российском экспорте речи не идет в принципе.
Уголь мы больше практически не сжигаем, несколько еще открытых угольных станций необходимых на экстренный случай, когда авария, резкий незапланированный рост потребления или нет ветра.
Ветра обычно много, 15% нормально, до 25-30% летом, и с каждым днем все больше. В возобновляемых источниках есть много дури и политки, но разумное зерно там тоже есть. Суперзеленые с их «убей себя – спаси планету» больше не в моде, но это не значит, что потребителям совсем безразлично, откуда берется их особенно электроны. Для гидро у нас нет природных условий, для солнца, если честно, тоже, но у нас есть ветер и в перспективе приливы.
Дурацких запретов на строительство новых атомных станций у нас нет. Население ни за, ни против, и под шумок Брекзита правительство разрешило прямые бюджетные инвестиции в их строительство. Должно было 20 лет назад, но лучше поздно, чем никогда, потому что ограничить выбросы углекислого газа так, чтобы не разорить потребителя и не оказаться в заложниках у России без ядерной энергии нельзя.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *